симфонический оркестр Москвы
Русская филармония

Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония»/Дмитрий Юровский – рецензия

Издание: 
Газета Guardian
Дата публикации: 
22 Январь, 2014

Royal Festival Hall, Лондон

Рахманинов в искусной интерпретации московского маэстро - главное событие подчеркнуто русской программы

Увенчанный лаврами своего названия, выбранного, по-видимому, весьма многочисленным комитетом, Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония»  - это элегантный современный оркестр, базирующийся в  столичном новомодном концертном зале. Однако судя по лондонскому дебюту, он приверженец традиций старой исполнительской школы там, где это уместно.

Главный дирижер оркестра – Дмитрий Юровский, появление которого означало, что за одну неделю на сцене Festival Hall четырежды побывал кто-то из Юровских; старший брат Владимир подбадривал его из зрительного зала. Программа -русская и наполненная чувством собственного достоинства. Фрагменты из балета Прокофьева «Золушка» сразу же задали характерное звучание, смягченное, но полновесное, где хорошо гармонирующие струнные поддерживались низкими деревянными духовыми; скрежетания бас-кларнета и контрафагота были узнаваемыми звуками, доставляющими удовольствие.

В Третьем фортепианном концерте Прокофьева оркестр, казалось, сознательно уступил пальму первенства пианисту Александру Гиндину. Если Гиндин воплощал небрежную, непритязательную яркость, то оркестр являл собой аккуратность и сдержанность – кроме, пожалуй, начала медленной части, когда фразировка флейты придала мелодии явно игривый характер, а ответ Гиндина прозвучал гладко, почти одиозно. Прелюдия соль-минор Рахманинова, сыгранная им на бис, пронеслась шквалом звонких аккордов, но при этом фактурность, с которой он вывел второстепенные мелодии в середине, свидетельствовала о ненавязчивом внимании к деталям.

Все это было лишь преддверием главного рахманиновского номера – колоссальной Второй симфонии, к которой Юровский подошел с определенной легкостью штриха, что только сделало ее лучше. Он начал третью часть мягко и в нарастающем темпе, что позволило ему произвести такое сильное впечатление ощущением тишины после кульминации. Вторая часть прозвучала бодро, с оживленным финалом – а исполненный на бис «Поганый пляс» из «Жар-птицы» Стравинского стал ярким завершением от оркестра,который был уверен в том, что он достиг поставленной цели.

Эрика Джил (Erica Jeal)

 

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31