симфонический оркестр Москвы
Русская филармония

Музыка объединилась с живописью, связав воедино три эпохи

Издание: 
Вечерняя Москва
Дата публикации: 
6 Февраль, 2017

Хор грянул гимн вечно изменчивой судьбе, и на стенах Светлановского зала Московского международного Дома музыки появилось огромное колесо — символ непостоянства Фортуны. Началась мистерия, в которой музыка Карла Орфа слилась с картинами кисти настоящих мастеров эпохи Возрождения: Сандро Боттичелли, Микеланджело Буонаротти, Рафаэля, Иеронима Босха, Питера Брейгеля. В минувшие выходные Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония» исполнил легендарную кантату «Кармина Бурана». К искусству, соединившему две исторические эпохи с сегодняшним днем, прикоснулась и корреспондент «ВМ».

С момента первого исполнения «Кармины» прошло почти восемьдесят лет. Впервые мир услышал ее в уже, кажется, далеком 1937 году. Хоть она и остается лишь одной из частей музыкального триптиха Карла Орфа, но именно «Кармина Бурана» принесла композитору всемирную известность, сделав настоящим классиком.

Живущий не в то время

Гимн Фортуне, открывающий и завершающий это удивительное произведение, слышал хотя бы раз в жизни каждый. Вот только до сих пор в России «Кармину» исполняют не так уж часто.

— Карлу Орфу, как и многим другим, просто не повезло жить в нацистской Германии, — рассказывает Ярослав Красников, первая скрипка "Русской Филармонии". — Он написал свою кантату в 1934 году, а впервые она была исполнена только через два года.

Публика высоко оценила внутреннюю энергию и ритм завораживающей музыки. Именно это привлекает к ней людей и сегодня. Уже десять лет «Русская Филармония» исполняет «Кармину» при полных залах. Автором идеи масштабного мультимедийного проекта выступила директор и продюсер Оркестра Гаянэ Шиладжян. Именно она стала режиссером шоу и отобрала полотна, наиболее тонко и глубоко подчеркивающие смысл музыки.

— Картины подбирались в соответствии с содержанием частей кантаты, как в части "Весна" или в любовной лирике, — рассказывает Гаянэ Шиладжян. — Учитывалось все: настроение, жанр, содержание. Это очевидно в картинах с колесом, кругом, яблоком — символами вращения, перемен и искушения Фортуны.

Проект "Кармина Бурана" не статичен. Он меняется и преображается с каждым годом. 

— Темы стихов средневековых поэтов, которые стали основой кантаты, и сегодня неимоверно близки каждому, — продолжает Ярослав Красников. — Весна, любовь, даже жареный гусь, бывший некогда лебедем, из второй части и, конечно, колесо Фортуны – все это понятно слушателю, даже если он не знает латыни. Кстати, в Великобритании гимн владычице судеб из «Кармины Бураны» признан одним из самых исполняемых.

По признанию музыкантов, их самих привлекают темы кантаты, ее афористичность, образы, которые нисколько не надоедают.

— Это, кстати, говорит о гениальности автора, — отмечает Ярослав. — Мы чувствуем те мысли и чувства, которые были заложены средневековыми поэтами и музыкой из прошлого века.

Карл Орф был одним из любимых композиторов Адольфа Гитлера, что надолго определило судьбу его произведений.

— Впрочем, авторитарной власти свойственно запутываться в своих симпатиях и пристрастиях, — размышляет Красников. — «Кармина Бурана» в итоге была запрещена в Германии, но предубеждение в остальном мире к ней осталось.

Сегодняшняя публика старается не заострять свое внимание на политической обстановке в стране, где рождается гениальная музыка. Ее предпочитают слушать. Симфонический оркестр Москвы "Русская Филармония" исполняет «Кармину» ежегодно совместно с Государственной академической хоровой капеллой им. А. А. Юрлова, Детским хором Большого театра России и солистами – заслуженной артисткой РФ, сопрано Эльвирой Хохловой, заслуженным артистом РФ, баритоном Александром Батуркиным и тенором Александром Богдановым.

— Картины и музыка тоже образуют круг, проходящий из Средневековья через эпоху Возрождения и замыкающееся сегодняшним днем. — говорит Ярослав. — Время – это и есть колесо неумолимой Фортуны.

Музыка игры

Ее играют каждый раз с новым дирижером. Все они приносят в музыку что-то свое, расставляют собственные акценты, придают классическому звучанию новые оттенки.

— У кантаты есть своя особая структура, заложенная композитором, — говорит певица Эльвира Хохлова. — Но дирижеры, конечно, вносят в нее свои собственные трактовки и каждый раз это очень интересно. Я исполняю "Кармину" уже десять лет, и ежегодно вижу ее с новой стороны, открываю с неожиданного ракурса. В этом году наш дирижер идет очень близко к оригинальной партитуре самого Орфа. Как ни странно, это придает произведению совершенно новое звучание.

Гинтарас Ринкявичюс, бессменный руководитель Литовского государственного симфонического оркестра, с музыкой Карла Орфа работает много лет. При этом он признается: его самого картины, появляющиеся на стенах зала и исчезающие за доли секунд, несколько отвлекают.

— Я в первую очередь человек слушающий, а не созерцающий, — говорит дирижер. — Но для многих одновременное звучание музыки и демонстрация картин становятся сильным потрясением. На концерты часто приходят как раз люди, которым важно видеть что-то, а не только воспринимать звук. Впрочем, этот проект привлекает к музыке Карла Орфа все больше и больше внимания. Человек слышит «Фортуну», вспоминает ее, а потом понимает, что и остальные части этого произведения очень хороши. Расширяются границы восприятия. Это всегда очень радует.

«Кармину Бурану» Гинтарас Ринкявичюс сравнивает с игрой во всех ее проявлениях.

— В русском языке есть замечательный глагол «играть». Он одновременно обозначает и нечто серьезное, как, например, игра на скрипке или игра актера на сцене, и что-то легкое, невесомое, как игра детей, — говорит дирижер. — Все это присуще музыке Карла Орфа. Наверное, именно поэтому «Кармина Бурана» стала самым популярным его произведением. В мире ее исполняют в массе различных вариантов: только музыка, музыка и балет, музыка и живопись, как сегодня. Каждый из этих проектов уникален по-своему. В сочетании с полотнами художников эпохи Возрождения «Кармина» производит очень сильный эффект. Я не первый раз дирижирую эту кантату и каждый раз делаю это с огромным удовольствием.

Гинтарас Ринкявичюс остался доволен работой московских музыкантов. Дирижер особо отметил их профессионализм и глубокое понимание музыки, которую они исполняют.

Объяснять, но не заставлять

Виолончелист Александр Забабуркин признается: «Кармина Бурана» — одно из его любимых произведений.

— Она не похожа ни на что иное в музыке ХХ века, — говорит музыкант. — Когда я еще в детстве услышал ее впервые, был уверен, что это настоящая средневековая кантата, так что время ее появления стало для меня открытием. "Кармина" звучит очень нестандартно для классических произведений.

По мнению Александра, причина всему — краски и оттенки, которые придает этому произведению оркестр и хор. Первая ассоциация с музыкой — картины Иеронима Босха.

— Я начал играть «Кармину», когда пришел в «Русскую Филармонию», — рассказывает Александр. — Первое столь близкое столкновение с ней было шоком. Всем нам нравится играть ее из-за самобытности, из-за этого ритма, интересного состава, контрастов. Это безумно увлекательно и никогда не надоедает.

Глядя на полные залы, Александр и его коллеги перестают верить в миф о том, что в современном мире не слишком силен интерес к классической музыке. Свободных мест на концертах нет, и вокруг множество молодых лиц.

— Нельзя, конечно, загонять молодежь в залы силой, — смеется Александр. — Не поможет. А вот доносить, пояснять, увлекать их — дело благородное. Кстати, одна из целей нашего проекта именно в этом. Для публики такой формат интересен, необычен. Сегодня очень многие приобщаются к классике, интересуются ею, ходят на концерты. Подобные мультимедийные идеи, красочные шоу привлекают к себе все больше внимания.

Анна Поваго
 

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31