симфонический оркестр Москвы
Русская филармония

Хачатурян и Рахманинов: современники и классики

Издание: 
MUSECUBE
Дата публикации: 
1 Октябрь, 2013

Сергей Рахманинов. Арам Хачатурян. Величие этих двух музыкальных фигур неоспоримо, их вклад в развитие культуры огромен. Казалось, они творили совсем недавно, а вместе с тем, со дня рождения каждого из них прошло уже более ста лет. В этом году, а если быть точнее, в год 140-летия со дня рождения Сергея Рахманинова и 110-летия со дня рождения Арама Хачатуряна, Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония» выбрал для открытия сезона, которое проходило в Большом Зале Московской Консерватории, одни из крупнейших произведений композиторов – Симфонию №2 С.Рахманинова и Концерт для скрипки с оркестром А.Хачатуряна, где на роль солирующей скрипки был приглашен бельгийский скрипач Леонард Шрайбер. Дирижером оркестра выступил японец Казуки Ямада, главный приглашенный дирижер Оркестра Романской Швейцарии.

Несмотря на масштабность мероприятия – как никак открытие сезона – к началу концерта 25 сентября зал был полон лишь наполовину: будний день, дела, пробки. Но двери Большого Зала не закрылись после третьего звонка, как это бывает обычно, а продолжали впускать вновь прибывавших зрителей, вбегавших туда, словно школьники, опоздавшие на урок к строгому учителю: смущенные, стеснительные и запыхавшиеся. Оркестр же уже занял свои места и неторопливо-сосредоточенно настраивал инструменты. И в воздухе витала атмосфера чего-то волшебно-непередаваемого, чего-то похожего на сочельник или Новый Год. Оно и понятно – для музыкантов открытие сезона — это по-своему новый, творческий год, который начинается тогда, когда на сцену наконец-то выходят дирижер и солист оркестра, и начинается волшебство.

Программа открылась Концертом для скрипки с оркестром Арама Хачатуряна. Бойкая, громкая, нервная скрипка бельгийского скрипача творила чудеса. Казалось, еще немного, и она заговорит, совсем как у Маяковского:

Скрипка издергалась, упрашивая,
и вдруг разревелась
так по-детски,
что барабан не выдержал:
«Хорошо, хорошо, хорошо!»

Концерт для скрипки с оркестром – это три части, своего рода три картины из жизни народа, и, если так можно сказать, это, скорее, музыкально-поэтические зарисовки природы Армении. Чередование секундовых и терцовых интонаций, виртуозность пассажей и хроматизмы – чудеса, однако, понятные каждому, ведь наслаждаться красотой музыки можно даже и не зная нотной грамоты. В этом ее волшебство. Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно лишь послушать эту музыку, посмотреть на слушателей. Каждый сидящий в зале был окутан тем волшебством, что лилось со сцены в зал и обволакивало все вокруг, разливалось теплом в сердцах и пробуждало все тончайшие, застывшие фибры душ.

В продолжении концерта была сыграна Вторая Симфония Сергея Рахманинова. К этому произведению, пожалуй, стоит подойти уже немного с другой стороны. Оно знаменует собой совершенно новый этап в жизни самого композитора. Несколько лет Рахманинов находился в депрессии и затяжном творческом кризисе после провала своей Первой симфонии. Композитор тяжело переживал обрушившуюся на него критику, и выходом из тогдашнего состояния стала именно Вторая Симфония, которую Рахманинов посвятил своему учителю – Сергею Ивановичу Танееву, у которого учился в Московской консерватории.

Симфония состоит из четырех частей, общей продолжительностью примерно 60 минут, однако, на концерте был исполнен вполовину сокращённый вариант. Впрочем, это никак не помешало слушателям наслаждаться прекрасным исполнением и мягким, светлым, разливающимся звуком, являющимся своеобразным музыкально-поэтическим почерком композитора. Сам же Рахманинов писал: «Меня очень вдохновляет поэзия. После музыки я больше всего люблю поэзию. … У меня всегда под рукой стихи. Поэзия вдохновляет музыку, ибо в самой поэзии много музыки. Они — как сёстры-близнецы». И действительно, слушая музыку Рахманинова, каждый раз удивляешься тому честному, искреннему диалогу, который композитор ведет со своим слушателем.

О чем же писал, о чем говорил композитор в своей Второй Симфонии? Что впечатлило, что вдохновило его на создание такого масштабного произведения? «Очень трудно анализировать источник, вдохновляющий творчество, — говорил Рахманинов, — Так много факторов действуют здесь сообща. И, конечно, любовь, любовь — никогда не ослабевающий источник вдохновения. Она вдохновляет как ничто другое». Наверное, поэтому, когда слушаешь его произведения, то волей неволей чувствуешь, как тепло становится на душе, как среди туч пробивается солнце, и как, несмотря на осень и непогоду, в сердце вдруг приходит весна.

Юлия Антонова

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31