Moscow City Symphony
Russian Philharmonic

Второй сезон как по нотам…

Издание: 
Belcanto.ru
Дата публикации: 
8 July, 2013

«Тройственное» закрытие сезона «Русской филармонии»

Первый вопрос, который, конечно же, вправе задать читатель, почему вдруг речь идет о втором сезоне, ведь в еще достаточно молодой истории Симфонического оркестра Москвы «Русская филармония» завершившийся сезон 2012/2013 — двенадцатый по счету. Однако автор вовсе не ошибся на целое десятилетие — в данном случае речь о том, что второй сезон художественное руководство коллективом весьма успешно осуществляет Дмитрий Юровский, и за эти два сезона под руководством всемирно известного маэстро оркестр проделал поистине гигантский путь — путь, который закономерно вывел его на качественно новые профессионально-творческие рубежи исполнительства.

С «тройственностью» закрытия сезона и подавно всё просто. Официальное закрытие сезона состоялось в Светлановском зале Московского международного Дома музыки 19 июня. В этот день за дирижерский пульт оркестра встал молодой маэстро из Латвии Андрис Пога, а в качестве солистов на одну сцену вместе с ним в течение одного вечера выходили два пианиста — итальянец Джованни Беллуччи и наш соотечественник Александр Гиндин.

Два других по-своему уникальных концерта, на сей раз уже ставших однозначно финальными аккордами сезона, прошли под управлением маэстро Дмитрия Юровского на пленэре.

Концерт 23 июня был приурочен к открытию летнего Международного фестиваля искусств «Подмосковные вечера с Чайковским», впервые в этом году прошедшего на территории усадьбы Архангельское.

Концерт 29 июня положил начало еще одной летней музыкальной традиции — Фестивалю классического музыкального искусства «Музыкальные ассамблеи в Царицыно».

В программе большого гала-вечера под названием «Шедевры итальянской оперы» прозвучала музыка Россини, Верди и Пуччини — арии, дуэты, сцены и хоровые фрагменты из опер. В этом концерте приняла участие Государственная академическая хоровая капелла России имени Юрлова (художественный руководитель и главный дирижер — Геннадий Дмитряк), а также певцы-солисты Анна Аглатова (сопрано), Максим Пастер (тенор), Олег Кулько (тенор) и Любовь Стучевская (сопрано).

Первые три исполнителя — солисты Большого театра России — хорошо известны московским меломанам. Участие в этом фестивале Любови Стучевской, карьера которой — не только певческая, но и педагогическая — в последние годы успешно развивается в странах Западной Европы, стало российским дебютом певицы.

На этих трех концертах, на трех запоминающихся страницах в жизни оркестра «Русская филармония», которыми завершилась летопись ее двенадцатого сезона, остановимся более подробно.

Концерт с «Русской филармонией» Андрис Пога завершил потрясающим исполнением Четвертой симфонии Чайковского. Этот же опус, в десятую годовщину основания коллектива, в марте 2011 года, еще не будучи его главным дирижером, исполнял и Дмитрий Юровский — и то давнее впечатляющее обращение к этой партитуре стало для оркестра поистине судьбоносным.

На сей раз интерпретация обогатилась новыми красками и нюансами изысканного европейского стиля, привнесенными латышским маэстро, но она вовсе не утратила того истинно русского фундаментального базиса, который в основание сего сочинения уверенно заложил еще Дмитрий Юровский.

Всепоглощающий русский симфонизм Чайковского — пленительный, настойчиво мятежный, увлекающий в полет душевного ликования — стал подлинным мерилом качества глубоко эмоционального и технически совершенного исполнения, подарившего слуху подлинное пиршество звуковой симфонической палитры.

В биографии Андриса Поги есть пара интересных моментов:

в 2007 году он выиграл премию «Latvia Great Music Award», а в 2010 году занял I место на Международном конкурсе дирижеров имени Евгения Светланова в Монпелье. С тех пор маэстро начал работать со многими известными оркестрами Западной Европы и Японии. С 2011 года он является ассистентом Пааво Ярви в Оркестре Парижа, а с сезона 2012/2013 — дирижером-ассистентом Бостонского симфонического оркестра.

Под выверенный оркестровый аккомпанемент Андриса Поги известный итальянский пианист Джованни Беллуччи исполнил два опуса Листа для фортепиано с оркестром — Первый концерт и «Пляску смерти» (парафразу на «Dies Irаe»).

«Золотой» выпускник Национальной академии «Санта-Чечилия» в Риме, Джованни Беллуччи сегодня — один из самых ярких пианистов-виртуозов современности.

Его исполнение переложений Листа на темы опер Верди и Беллини вошло в десятку лучших записей произведений венгерского классика в рейтинге французского журнала «Diapason». И «золотой век» фортепианного искусства — это как раз та высокая романтическая субстанция в музыке, в которую на концерте в Москве пианист погрузил публику исполнением названных сочинений Листа.

Несомненно благодатным бонусом программы стало исполнение музыкантом и парафразы Листа на темы оперы «Риголетто».

В этот вечер мы стали также свидетелями премьеры: оркестр «Русская филармония», солист Александр Гиндин и дирижер Андрис Пога исполнили сочинение московского композитора Алексея Курбатова — Второй концерт для фортепиано с оркестром на темы Давида Мнацаканяна.

Идея создания фортепианного концерта с использованием оригинальных тем композитора Давида Мнацаканяна возникла после знакомства последнего с пианистом Александром Гиндиным. В появившемся в результате этого сочинении Алексея Курбатова, вобравшем в себя тематические наработки Давида Мнацаканяна, весьма мастерски — причем, невероятно органично и с большой композиторской изобретательностью — соединились холодная музыкальная романтика, навеянная образами фьордов Швеции, и жаркий библейский аромат заповедных горных ландшафтов Армении.

Оба композитора присутствовали в зале — и овации, устроенные публикой им и исполнителям, стали несомненно заслуженной наградой.

Всё это просто не могло не вселить законный оптимизм в завтрашний день современной музыки, если она, как это имело место в данном случае, опирается на исконно самобытные и, вместе с тем, глубоко классические по своей природе мелодические корни…

Из Светлановского зала Дома музыки переносимся в Архангельское, в пространство двора-колоннады главного дворца, где на импровизированной летней сцене нас снова ждет встреча с музыкой Чайковского, на этот раз — с ее весьма популярными образцами.

В программе open air вечера мы внимаем таким хрестоматийным «шлягерам» Чайковского, как Сюита из балета «Щелкунчик», Концерт для фортепиано с оркестром № 1 и «Итальянское каприччио». Оркестр «Русская филармония», ведóмый уже Дмитрием Юровским, и на этот раз оказывается на высоте.

И на этот раз пианистическое искусство Александра Гиндина дарит немало минут чистого музыкального наслаждения.

В классически строгом архитектурном убранстве усадебного двора знакомая и близкая сердцу музыка Чайковского неожиданно наполняется какими-то новыми неведомыми ранее смыслами и ощущениями. Она словно переносит назад по шкале времени, делая виртуальную остановку в XIX веке: сегодня уникальный архитектурно-парковый ансамбль усадьбы, приобретший, наконец, статус государственного музея-заповедника, является для нас молчаливым каменным свидетелем былого великолепия той эпохи.

И если нынешнему фестивалю не уготована участь разовой акции, если у него будет ежегодное продолжение, то и убеждать в культурно-ценностной пользе сего начинания никого не потребуется.

Из Подмосковья возвращаемся в границы «большой Москвы», в Музей-заповедник «Царицыно» — и, опять же, на фестивальный пленэр, который, как обещают организаторы, также предполагается ежегодным.

Если в Царицыно появится некий аналог знаменитой «Лесной сцены в Берлине» (Berliner Waldbühne), хотя, конечно, и не сопоставимый с ней по масштабам и количеству слушателей, то и это будет просто замечательно!

На сей раз с погодой повезло и в Архангельском, и Царицыно — оба музыкальных праздника удались на славу! В симфонической и хоровой части оперного гала-вечера прозвучали увертюры к операм «Севильский цирюльник» Россини и «Сила судьбы» Верди, интермеццо из оперы «Сельская честь» Масканьи и «Танец часов» из оперы «Джоконда» Понкьелли, а также еще два фрагмента из опер Верди — хор плененных иудеев из «Набукко» и триумфальный марш (с хором) из «Аиды».

На этот раз особый шарм исполнению популярных итальянских «шлягеров» придавали вид зеленой лужайки и два кавалерских корпуса архитектурного ансамбля музея-заповедника, между которыми и расположилась импровизированная сцена.

В сольной части программы Анна Аглатова весьма порадовала своим звонким и живым исполнением арии Розины из «Севильского цирюльника» Россини и двух фрагментов из опер Пуччини — вальса Мюзетты из «Богемы» и арии Лауретты из «Джанни Скикки».

Максим Пастер к удовольствию широкой демократичной публики исполнил тройку знаменитейших «шлягеров» — романс Неморино из «Любовного напитка» Доницетти, песенку Герцога из «Риголетто» Верди и арию Каварадосси из третьего акта «Тоски» Пуччини. Если первые два «хита» лирическому тенору Максиму Пастеру пришлись явно по голосу и темпераменту, то музыкального драматизма Пуччини в его исполнении ощутить так и не удалось: третий «хит» был явно неудачным репертуарным выбором.

Заметим, что названные исполнители встретились на сцене в единственном совместном номере — финальном дуэте Альфреда и Виолетты из вердиевской «Травиаты», спев, правда, только его среднюю часть — без начала и без конца.

Финальным блоком гала-концерта предстала вторая картина второго акта оперы «Турандот» Пуччини, или, попросту говоря, сцена загадок, которые кровожадная Турандот загадывает отважному принцу Калафу, осмелившемуся бросить ей дерзкий вызов.

В условиях концертного оперного пленэра возможно всё, и эта сцена сразу же нон-стоп перешла в знаменитую арию Калафа «Nessun dorma» — еще один «шлягер всех времен и народов», без которого, понятно, обойтись на таком мероприятии никак было нельзя! Партию Калафа очень «громко» и не в меру надсадно «озвучил» Олег Кулько: увы, слово «спел» в данном случае не очень-то уместно.

Напротив, всю большую сцену Турандот, которая начинается с ее арии-рассказа «In questa reggia», Любовь Стучевская провела весьма осмысленно и выразительно, обогатив ее тончайшими психологическими нюансами и наполнив не внешне показным, а глубинным, просчитанным до мелочей драматизмом.

Эта трактовка образа Турандот предстала на редкость музыкальной: по всему было видно, что певице присуще превосходное ощущение стиля и подлинной вокальной культуры.

Ну, а закончилось всё тем, чем и должно было закончиться — номером из категории «исполняют все участники». Надо ли говорить, что таким номером стала неувядающая «Застольная» из «Травиаты» Верди?

Вот поэтому я ничего и не скажу — лишь загадаю, чтобы на следующий год в день фестивального концерта была хорошая солнечная погода и чтобы горячо любимая в народе «Застольная» зазвучала в Царицыно снова…

Игорь Корябин

www.belcanto.ru

Mo Tu We Th Fr Sa Su
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31